ДАР СЛОВА 228 (304)

Проективный лексикон русского языка. 15 февраля 2009

________________________________________________________________

                                                                    АКТУАЛЬНЫЕ СЛОВА-5.

Слово "антикризисный". Надеятельно. Религиозно-общественные понятия: религархия и правосламие.

Приложение: Определения любви.

Начну этот выпуск со слова, безусловно, сверхактуального: антикризисный. К чему только оно не прилагается: антикризисные цены, диета, меню, плакаты, анекдоты, тесты, политика, совещания,меры, мероприятия, решения и т.п. Однако есть у этого слова любопытная особенность: по значению оно почти тождественно своему антониму. Попробуйте подставить во все эти словосочетания "кризисные" вместо "антикризисные".  Кризисные цены, диета, меню, анекдоты, политика, совещания...  Получается по смыслу то же самое. Антикризисное – оно же и кризисное, поскольку обусловлено нехваткой средств, отражает растущую бедность и остроту социально-экономических проблем. Противодействие обусловлено действием. Эти слова синонимичны как знаки одной ситуации, однй эпохи. Лингвистического  термина для таких случаев перехода антонимов в синонимы нет, да они и редко встречаются, но я бы назвал такие слова, как "кризисный" и "антикризисный", "синантонимами" (антонимы, употребляемые как синонимы).

Вот еще один пример. Слово "истовый", пришедшее из старославянского,  означало "истинный, разумный, настоящий". Как его антоним, возникло слово "неистовый": "неистинный, неразумный, помешанный, буйный, исступленный". Но поскольку истинную веру в России исповедовали весьма исступленно, вкладывая в нее неимоверное рвение и пыл, значения этих слов постепенно уравнялись. "Истовая вера" теперь значит примерно то же, что "неистовая вера", т.е. ее истинность и неистинность нейтрализуются качеством исступленности. Эти слова тоже можно считать синантонимами.

Возникает вопрос: если "кризисный" и "антикризисный" – это по сути синонимы, какое же слово можно им обоим противопоставить? есть ли у них общая смысловая антитеза? Я полагаю, таким словом в отношении нынешней ситуации могли бы стать прилагательные "послекризисный" или  "посткризисный". Но до них еще нужно дожить. Поэтому место им пока что в проективном словаре, а со временем они надеятельно доберутся и до газет.  

Кстати, вот любопытная статистика - частота употребления соответствующих слов по Гуглу:

кризисный 1 810 000

антикризисный 3 660 000

послекризисный 27 500; посткризисный  66 600

Получается, что антикризисного в российском мире уже вдвое больше, чем кризисного, а кризис и не думает утихать, и послекризисное нам пока только снится.

В ангнете совсем другая статистика:

crisis 35,200,000

anticrisis 818,000

postcrisis 46,400,000

Как видим, там акцент не на антикризисном, а на посткризисном.

                                                      *    *    *

Выше незаметно проскочило слово "надеятельно", но надеюсь, что читатели его все же заметили.  По сути, это слово тоже входит в ряд сверхактуальных, необходимых современному обществу именно в условиях кризиса.

надЕятельно -  наречие от глагола "надеяться", стяжка словосочетания "можно надеяться", эквивалент английского "hopefully".

                           Надеятельно мы выберемся из кризиса к началу 2010 г.

                           Кризис надеятельно приведет к демократизации политического

                            режима.

В современном состоянии умов преобладает такая безнадежность , что лишнее надеятельное слово не помешает. Тем более что в его корне звучит "деять", "деятель".  Кто деет, тот и надеется. Чтобы по праву надеяться, нужно деять.

___________________________________________________________________

Основную часть сегодняшнего выпуска мы посвятим двум религиозно-общественным понятиям, а в конце последует бонус – 26 определений любви.

                                                                    Религархия

религАрхия  (religarchy; религия + олигархия; ср. иерархия, букв. священноначалие) - сращение религии и политики  во властных структурах; верхушка церковной иерархии, сросшаяся с государственной. 

религАрх – высокопоставленный религиозный деятель, приближенный к государственной власти, входящий в круг правящей элиты.  

На кремлевских приемах можно видеть религархов рядов с олигархами. Олигархи – высшие иерархи бизнеса. Религархи – высшие иерархи клира. Только достигнув определенных высот, они вписываются в государственную иерархию своим материальным и символическим капиталом.

Следует отличать религархию от иерократии или теократии. Иерократия - это власть жрецов, священства. Теократия – такой политический строй, когда государством правит Бог. На практике это означает, что церковь или духовный вождь, религиозный лидер исполняют роль руководителей государства (древний Израиль, старый Тибет, современный Иран). А религархия - это встраивание церкви в более сильную государственную структуру, явление гораздо более нам знакомое и по византийским традициям, и по свежайшему постсоветскому опыту.

                                                                    Правосламие

правослАмие  (православие + ислам) – сращение православия и ислама в перспективе религиозно-политической утопии, вырастающей на почве евразийского фундаментализма.

Термин "правосламие" может приобрести актуальность ввиду роста антизападного религиозно-политического фундаментализма, который готов объединить православие с исламом и противопоставить их западному христианству как "либеральному". По логике такого правосламия, у православия больше общего с исламом, чем с католичеством или протестантскими вероисповеданиями. Что же общего? Антилиберализм, антисекуляризм, противостояние светской цивилизации с ее "материализмом" и "рационализмом",  требование, чтобы церковь подчинила себя образование и духовную жизнь общества,  активно вмешивалась в дела государства, срасталась с политической, законодательной, военной иерархией, а в перспективе перерастала в теократию, в государство правосламных аятолл. Сколь ни  выглядит абсурдным – с догматической и исторической точек зрения – религиозный союз православия и ислама против западных ветвей христианства, очевидно, на такую правосламную идеологию есть политический заказ. "Правосламные, объединяйтесь против безбожного Запада". 

На маковках православных церквей нередко можно видеть полумесяц в основании креста. Можно предположить, что исторически это означает  победу православия над исламом, скорее всего, в результате освобождения от ордынского ига (известны ли кому-нибудь конкретные исследования на тему этой символики?). Но не исключено, что когда-нибудь будет предложено фундаменталистское истолкование этого символа, креста над полумесяцем, как "провиденциального" знака союза православия или ислама.

В этом контексте Дарья Кутузова в ЖЖ напомнила мне честертоновский термин "хрислам":

Патрик Дэлрой из "Перелетного кабака" Честертона:

Хэмп: - ... и он собрался скрестить христианство и ислам...

Патрик: - И назвать "хрислам"...

Однако "хрислам" вряд ли подходит для обозначения евразийской утопии, поскольку ее идеологи агрессивно противопоставляют восточное православие западному христианству. Получается именно "правосламие" как оплот ортодоксально–мусульманского фундаментализма против христианского либерализма. Добавлю: если кому–то такая позиция не нравится (как и мне), то претензии именно к ней, к идеологии "правосламия", а не к этому термину, который ее критически обозначает.

___________________________________________________________________

Приложение. Определения любви

На память о Дне влюбленных и с пожеланием, чтобы он растянулся на целый год. Тем более, что любовь, как недавно заметила журналистка Наталья Радулова, это самая антикризисная из всех мер, а значит, в кризисный год особенно актуальна.

Пересмотрев по нескольким сборникам множество изречений о любви, я нашел, что остроумных среди них немало, а собственно определений почти нет. Наиболее точными, законченными и краткими мне представляются четыре:

"Каждый из нас - это половинка человека, рассеченного на две подобные камбалам части, и поэтому каждый ищет всегда соответствующую ему половину. /.../ Таким образом, любовью называется жажда цельности и стремление к ней". Платон ("Пир")

Любить - это находить в счастье другого свое собственное счастье. Г. Лейбниц

Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом "я" и, однако, в этом же исчезновении и забвении впервые обрести самого себя и обладать самим собою. Гегель

Любить - значит жить жизнью того, кого любишь. Л. Толстой

И все-таки многие важнейшие свойства любви не охватываются этими изречениями, – и мне захотелось определить их по-своему. По мере сложения этих определений я стал чувствовать, что они принадлежат не столько мне, сколько разным личностям внутри меня – мыслящим персонажам, со своими позициями, мировоззрением, жизненным и профессиональным опытом. Ниже я привожу эти определения от имени тех, кому они с наибольшей вероятностью могли бы принадлежать, хотя, конечно, не уклоняюсь и от личной ответственности.

Итак, представим нечто вроде платоновского симпосиона, на который собрались наши современники. Их просят высказываться не длинными речами, а краткими изречениями,  что более пристало нашему времени.

Первым ринулся в бой военный: Любовь - это боевой строй души. И тела тоже. Дерзость. Азарт. Напор. Любой ценой добиться цели. Собрать бы всех влюбленных - была бы сильнейшая армия в мире. Только... не с кем ей воевать.

Социолог: Любовь – уникальное чувство хотя бы потому, что в ней мы представляем интерес не какими-то своими полезными функциями, а сами по себе. Любовь - это редкая и опасная профессия: быть не космонавтом, не альпинистом, не разведчиком, а самим собой.

Женщина–психолог: Любовь - это самогипноз. Мы гипнотизируем себя  образом другого человека и начинаем от него ежеминутно зависеть.

Ее коллега, мужчина: Любовь – это наркотик, точнее, избирательная  наркотическая зависимость одной личности от другой. Наркотиком может быть не только что–то, но и кто–то.

Студентка филфака: Любовь - это бесконечное отношение двух конечных существ.

Пожилая женщина: Любовь - это очень долгое чувство, для нее целой жизни мало. Хочется и  на тот свет попасть вдвоем.

Мужчина несколько загадочной, "печоринской" внешности: Любовь - это стремление так незаметно присвоить себе волю  другого человека, чтобы он чувствовал себя свободным - и при этом желал только меня.

Красавица лет 25, выпускница престижного экономического вуза: Любовь - это просто красивый  миф. Как вечный двигатель в физике,  единорог в зоологии, Атлантида в географии,  философский камень в алхимии.   Любовь ­– это миф, созданный поэтами.

Поэт (говорит дольше всех): У слова "любовь" есть только шесть точных рифм: бровь, кровь, новь, свекровь, вновь, морковь. Эти рифмы не случайны,  они образуют ритмический узор самой любви, смену ее возрастов.

1. Бровь. Встреча, милый облик, чудное мгновенье. "Взгляд один чернобровой дикарки..."

2. Кровь. Пробуждение страсти, волнение в  крови. "...Полный чар, зажигающих кровь".

3. Новь. Сближение, радость, утро мира, обновление души и тела.

4. Свекровь. Семья, дом, расширенный круг родни, сложные внутрисемейные отношения.

5. Вновь. Вспышка нового, быть может последнего чувства. "Я встретил Вас - и все былое в отжившем сердце ожило..."

6. Морковь. Мирная добросердечная старость. "Милый, натри мне немножко  моркови..."

              Так что любовь – это не только люб, это  овь, овь, и еще         раз овь.

Женщина–зоолог: У любви много уподоблений, в основном, с крылатыми существами. "У любви, как у пташки крылья..." ("Кармен"). "О да, любовь вольна, как птица" (А. Блок). "...Не змеею сердце жалит, а как пчела его сосет" (Ф. Тютчев). Но мне кажется, что любовь - это не пчела, это целый пчелиный рой или осиное гнездо, свитое в сердце.

Математик: Сила любви прямо пропорциональна квадрату ревности. Любовь увеличивается с каждым случаем ревности, потому что одновременно  возрастает оценка возлюбленной (если ее любит кто-то еще) и страх ее потерять (если она может полюбить другого).

Юноша с длинными волосами: Любовь – это НЛО. Только не летательный, а летальный. Вроде гранаты, замаскированной под яркую игрушку. Повернешь ключик, заведешь пружину -  и тебя нет.

Фотограф: У меня по роду занятий фотографическая память на лица. А любимое лицо невозможно запомнить - оно засвечивает фотопленку памяти.

Лингвист: Любовь трудно объяснить, потому что она вся в междометиях, а не в полнозначных словах. Начинается удивленным "о-о!", проходит через ахи и охи, разряжается стоном наслаждения: "а-а!!!"  Ну, что к этому добавить?

Физик: Любовь – это межличностный резонанс, или, по–нашему выражаясь, положительная интерференция, когда две встречные волны взрывообразно усиливают, а не гасят друг друга.

Музыкант: Любовь – это натянутая струна. Все в ней дрожит, отзывается, становится музыкой. Со временем она провисает, и ее нужно заново натягивать. 

Художница: Сент-Экзюпери сказал,  что любить - это смотреть не друг на друга,  а в одном направлении. Мне кажется, ни то и ни другое. Любить –  это стоять вполоборота друг к другу и  видеть, как  лицо любимого дочерчивается пейзажем, линией горизонта,  как даль приближается и становится лицом.

Автомобилист в темных очках, со шрамами на лице: В отношениях нужно соблюдать дорожные правила: не уверен - не обгоняй. Не обгоняй в своих чувствах партнера, если не уверен в его взаимности...  А любовь – это когда разбиваешься вдребезги на обгоне.

Спортсмен: Любовь – это спринтерский забег на стайерскую дистанцию.  Нет сил на ожидание. Сердце рвется вперед, задыхается.  Всех опережает и первым приходит к финишу. А там его никто не ждет.

Философ: Любовь — такое отношение к другому существу, которое делает душевно невозможным  существование без него. Кратчайшее определение любви: нельзя быть без.

Последней выступила пара, школьные учителя, он – литературы, она – английского языка.

Он: любовь – это то же самое, что счастье, только с другого конца. Любовь:  мне нужен кто–то, кому и я могу быть нужен. Счастье: я нужен тому, кто нужен мне.

Она: Любовь - это когда и во сне видишь того, кто спит рядом. Счастье - это когда просыпаешься и видишь рядом того, кого видел во сне.

__________________________________________________________________________

Сетевой проект "Дар слова" выходит с апреля 2000.  Каждую  неделю  подписчикам  высылается несколько новых слов, с определениями  и примерами  употребления. Этих слов нет ни в одном  словаре, а между тем они обозначают существенные явления и понятия, для которых  в общественном сознании еще не нашлось места. "Дар"  проводит также дискуссии о русском языке, обсуждает письма и предложения читателей. "Дар слова" может служить пособием по словотворчеству  и мыслетворчеству, введением в лингвосферу и концептосферу 21-го века.  Все предыдущие выпуски.

Подписывайте на "Дар" ваших друзей по адресу: http://subscribe.ru/catalog/linguistics.lexicon

Клейкие листочки. Философский и филологический дневник М. Эпштейна в Живом Журнале

Языковод - сайт Центра творческого развития русского языка.

PreDictionary  -  английскиe неологизы М. Эпштейна.

Ассоциация Искателей Слов и Терминов (АИСТ) - лингвистическое сообщество в Живом Журнале. Открытая площадка для обсуждения новых слов и идей.

Новые публикации  М. Эпштейна (с линками)

Гуманитарная  библиотека (философия, культурология, религиеведение, литературоведение, лингвистика, эссеистика)

___________________________________________________________________

Книги  Михаила Эпштейна можно приобрести в крупных книжных магазинах, а также по интернету. В Москве почти все они есть в магазинах "Библиоглобус" (м. Лубянка, Мясницкая ул. д.6/3,  тел. 928-35-67, 924-46-80);   НИНА (Согласие)  (м. Павелецкая, ул. Бахрушина, д.28., т.  (095) 959-2094); Книжная лавка Литературного института (Тверской бульвар, д. 25, вход  с ул. Большая Бронная, тел. 202-8608).

Философия возможного. СПб.: Алетейя, 2001, 334 сс.

Проективный философский словарь: Новые термины и понятия. СПб.: Алетейя, 2003, 512 сс.

Отцовство. Метафизический дневник. СПб. Алетейя, 2003, 246 сс.

Знак пробела. О будущем гуманитарных наук. М.: Новое литературное обозрение, 2004, 864 сс.

Все эссе, в 2 тт. т. 1. В России; т. 2. Из Америки.  Екатеринбург: У-Фактория, 2005, 544 сс. +  704 сс.

Новое сектантство. Типы религиозно-философских умонастроений в России 1970 - 1980-х гг. (серия "Радуга мысли").  Самара: Бахрах-М, 2005, 256 сс.

Великая Совь.  Советская мифология. (серия "Радуга мысли"). Самара: Бахрах-М, 2006, 268 сс.

Постмодерн в русской литературе. М., Высшая школа, 2005, 495 сс.

Слово и молчание. Метафизика русской литературы" М.,  "Высшая школа", 2006, 559 сс.

Философия тела. СПб: Алетейя, 2006, 194 сс.

Амероссия. Избранная эссеистика (серия "Параллельные тексты", на русском и английском) М., Серебряные нити, 2007, 504 сс.

Стихи и стихии. Природа в русской поэзии 18 - 20 веков  (серия "Радуга мысли"). Самара, Бахрах-М, 2007, 352 сс.