ДАР СЛОВА 253 (329)

Проективный лексикон русского языка. 1 февраля 2010

Неологизмы и нетологизмы 2009.

Первый неологизм 2010 – анастрОфа, счастьеизвержение

              Дорогие друзья!

              С запозданием, но все-таки поздравляю вас со всеми прошедшими праздниками и желаю счастья, мира и свободы в Новом году!

              После всех путешествий возвращаюсь к регулярному ведению "Дара". Прежде всего, напомню, что 2009 г. завершился избранием слов, выражений, неологизмов года. Статья на эту тему была опубликована в "Новой газете" (18.12.09) http://www.novayagazeta.ru/data/2009/141/11.html

              Поскольку сайт газеты взломан, привожу ниже две последние главки, относящиеся к победителям в конкурсе неологизмов и нетологизмов. Кстати, по сравнению с ранее сообщенными в "Даре" (7 дек.) результаты народного голосования изменились (ко дню подведения итогов 16 дек.): первое место в народном голосовании заняло слово "нехоть".    

                                         Перезагрузка языка

              В России выбраны Слова и Выражения 2009 года

              В этом году одновременно с работой экспертов впервые проводилось "народное" голосование  в сети Имхонет, в котором приняло участие около 1000 человек. При том, что эксперты и имхонетовцы не всегда сходились во мнениях, сфера общественных умонастроений очерчена четко, и ее вербальные контуры в основном совпадают. Едва ли не самая интересная черта конкурса - введение номинаций по неологизмам и новым сетевым словам, о которых мы поговорим в конце.                                                    

                                                      НЕОЛОГИЗМ

              Новословия впервые были выделены в самостоятельную рубрику конкурса, и не одну, а сразу две: неологизмы вообще и сетевые в частности, т.е. нетологизмы.

              По версии народа, Неологизмом–2009 стало  слово нехоть – "состояние, когда ничего не хочется".  Из множества слов смешных, глумливых, подковыристых, преобладающих на конкурсе, это едва ли не единственное – грустное, честное, исповедальное слово, которое проще и глубже, чем "депрессия" или "кризис", объясняет состояние народной психеи.   Пример: "Ты все жалуешься на черную немочь... А серая нехоть, думаешь, лучше?" Барак Обама пришел к власти в США с лозунгом: "Да, мы можем!" А вот России очень пригодился бы лозунг "Да, мы хотим!"  Вот на что нужно поднимать общество: на элементарный акт желания, в том числе и эротического, если трезво оценить ужас демографической ситуации, ежегодную почти миллионную убыль населения.
             Эксперты выдвинули на первое место  нана-технологии – "предвыборные подачки", предложенное Игорем Скрипниковым. Заметим  двойную игру: в сверхпопулярных и официозных "нанотехнологиях" достаточно заменить одну букву, чтобы стала явной тайна всех политтехнологией, построенных на бессмертном "на! на!" (кушай на здоровье во славу нас, кормильцев).

              Следующей по статусу среди неологизмов стала брехлама – "реклама, которая брехня и хлам" (второе место и в народе, и среди экспертов). Здесь все понятно – и опять-таки поражает лаконизмом и неистощимым искусством издевки, поскольку одно слово сумело вобрать в себя три корня,  наслоив на "рекламу" еще и брехню, и хлам, и все это – прибавлением всего одной буквы ("б")  и заменой другой ("к" на "х").

              Сходным каламбурным приемом, добавлением одной буквы "т" и с таким же значением издевки, образован и трепортёр -  "многопустословный репортёр", попавший в первую десятку обоих списков. Но русский язык лукав не только тогда, когда издевается над  "серьезным" и даже "священным", но и когда обласкивает низкое и профанное, как в другом, семантическом неологизме Игоря Скрипникова: беруша – "(ласково) взяточник". Еще несколько неологизмов из верхней части списка: державничать - вести себя державно или великодержавно; словоние  -  дурнопахнущие слова; читарь – электронная книга, букридер; влиятель - человек, оказывающий влияние; хронопатия, расстройство чувство времени; хронопат – тот, кто часто опаздывает, долго копается.

              Ряд конкурсных неологизмов прокомментировала член жюри, поэт и эссеист Татьяна Щербина: "Самым верным было бы злобро (добро, которое хуже зла, вроде как "загнать человечество к счастью") на первом месте, ибо в этот год оформилось неразличение добра и зла, непонимание даже, что это. Но брехлама – чаще всего употреблявшийся неологизм: в этом году в нее совсем перестали верить. Влиятель – тоже выражающий суть неологизм: все занялись составлением списков влиятелей – оценивая не по трудам и не по делам, а по некой полумифической (возможно, по счетчикам кликов, по времени нахождения в телевизоре) влиятельности. Словотечественники (соотечественники по слову, по общему языку): благодаря интернету родина – это родной язык".

              Актуальный неологизм предложила лингвист Наталья Фатеева: силовигархи -  "сращение силовиков с олигархическими структурами". По этой же модели образована и религархия  - "сращение религии и политики  во властных структурах; верхушка церковной иерархии, сросшаяся с государственной".  Религарх – высокопоставленный религиозный деятель, приближенный к власти, входящий в круг правящей элиты.  На кремлевских приемах можно видеть религархов рядов с олигархами.

                                         НЕТОЛОГИЗМ (новые слова о сети)

              И последняя номинация, созданная по инициативе РОЦИТ (Региональный Общественный Центр интернет-технологий), – нетологизмы, новые слова о сети, интернете, компьютерах.  Эксперты и народ единодушно назвали Сетевым Словом-2009  гуглик – "единица известности в интернете (одно упоминание в сети); новейшая информационная валюта". Набор любого слова или имени на Гугле позволяет легко установить символический капитал данного явления, измеряемый в гугликах: сколько раз это слово встречается в поисковой системе. Как говорит новейшая пословица-пересловица: "не имей сто рубликов, а имей сто гугликов". Не исключено, что слово "googlik" в латинской транскрипции может войти из русского в международный обиход.  "Google" знаком всем языкам, а вот такого удобного уменьшительного  суффикса,  как русский "ик", еще поискать. И тогда "гуглик" может стать первым русским словом, проникшим на Запад за последние двадцать лет, после горбачевских "гласности" и "перестройки".

              Еще одно слово, имеющее шансы на международную рецепцию: вир – "виртуальный мир, обладающий свойствами реального". Пример вира -  тот "виртуальный кокон", который недавно продемонстрировали в Англии: заходишь в тесную кабинку, дверь закрывается – и вдруг пространство распахивается и уже неотличимо от реального, поскольку воздействует на все органы чувств. Легкости глобального усвоения слова "вир" способствует то, что оно сочетает международное "виртуальный" и русское "мир", сделавшееся всемирно известным благодаря космической станции "Мир". Taк что для жителей нашей планеты "вир" (vir) – самое понятное обозначение миров, рассеянных уже не в космическом, а в виртуальном пространстве.

              Вообще русский язык, много заимствуя, уже давно ничего не дарил миру. Когда же придет долгожданный час вербального  и интеллектуального экспорта из страны, которая много лет усердно, не жалея своего языка, импортировала англицизмы, а с ними – целые системы идей и понятий? Конечно, чтобы "гуглик", "вир" или любое другое словопонятие стало предметом экспорта, нужна международная востребованность в обозначении таких явлений, как  единица информационной валюты и жизнеподобный виртуальный мир. Нужны и усилия наших масс медиа и организаций вроде "Русского Мира", пропагандирующих за рубежом русскую культуру, важнейшей частью, точнее, основанием которой является язык.

              Среди других нетологизмов, отмеченных на конкурсе: сетеяз -  сетевой жаргон; инфопауза - перерыв в потоке информации, отключение от сети/компьютера как средство отдыха; элОним – электронное имя, первая часть электронного адреса;       эля (элька, элечка) – электронная почта: ласковое, разговорное   сокращение от "электронная", по типу "аська", "клава"; например,   послать  по эле,  послать эльку. 

              Особенно много удачных слов в сетевой рубрике связано с понятиями компьютерной зависимости или одержимости. Например, "вампьютер" (автор – Сергей Аркавин) -  компьютер как вампир по  отношению к человеку, впавшему от него в зависимость. Отсюда и вампьютеризация  - "распространение компьютерной зависимости в обществе". Компьютер-вампир - образ захватывающий и располагающий к гротескным и фантастическим разработкам. Столь же выразительно созданное на русской корневой основе слово осетенеть – "срастись с сетью, запасть на нее". Оно образовано по аналогии с "осатанеть", "остервенеть", а также "окаменеть", "одеревенеть" – превратиться в камень, в дерево. Каждый из нас знает осетенелых – людей, сросшихся с сетью и уже неспособных оторваться от нее или отрывающихся с трудом, рвущих душевные нити. В тот же ряд попадают слова чатнутый, "помешанный на чатах, проводящий в них все время", и виртоман, "сдвинутый на сети, маньяк виртуального". К этому же роду сетевой одержимости можно отнести и "френдёж" (2-ое место в имхонетовском голосовании) – "механическое расширение списка друзей (френдов) с целью поднятия рейтинга собственного ЖЖ"; и соответствующие глаголы  зафрЕндить и расфрЕндить.  По замечанию Максима Кронгазуза, "френдёж - очень актуальное слово, иронически указывающее на суррогатность жизни и общения в социальных сетях. Понятия "дружбы" и "заводить друзей", благодаря суффиксу, приобретают механический и количественный характер".

              Несмотря на всю разноголосицу, выборы Слова года обнаружили единство смыслового поля, которое охватывает собой практически все слова, выдвинутые коллективным разумом номинаторов и голосующих масс и экспертов. Историческая  целостность минувшего года предстает во взаимосвязи его самых знаковых  слов  и выражений. Расцвет нана-технологий в Медвепутии ведет  к дезавуированию народа и распространению массовой  нехоти. Несмотря на антикризисные меры и борьбу с коррупцией, накатывается вторая волна кризиса и плодятся новые бедные и голодообразующие предприятия. Брехлама, пользуясь уже не только зомбоящиками, но и вампьютерами, набирает все больше гугликов, а среди осетенелых идет сплошной френдёж. Свиной грипп привел к невиданным распродажам фуфломицина. И хотя среди ЕГЭнутых и объЕГЭренных  растет недовольство глобализацией, последняя чревата прекраснейшей перезагрузкой, а на горизонтах  инновационного развития  уже маячат виры.

              Михаил Эпштейн, руководитель Центра творческого развития русского языка

                 

                  Добавлю, что слова, так или иначе отмеченные на конкурсе, заметно расширили свой сетевой оборот и могли бы войти по степени популярности в первую тридцатку "Дара". Привожу эти слова с числом гугликов больше тысячи.

Неологизмы

влиЯтель  13 800

нЕхоть 13 200

злобрО 10 100

брехлАма 9740

трепортёр 5 620

силовигАрх 3 830

думрАк  2 310  ("думающий дурак; мрак прождаемый такими дураками")

религАрхия, религАрх 1 750

держАвничать 1 370

 

Нетологизмы

гУглик 18 500

френдёж 11 300

вампьЮтер 9 460

элОним 6 230

осетенЕть, осетенЕлый 2560

чАтнутый 1440

сетеЯз 1220

Частотность некоторых слов определить в поиске трудно, если не невозможно, поскольку они пересекаются с другими словами: "нанатехнологии", "эля" ("элька", "элечка"), "вир". Попробуйте сами.

 

Анастрофа – катастрофа со знаком плюс, счастьетрясение

              В этом выпуске, и так изобилующем нео- и нетологизмами, я представлю только одно новое слово – но важное, достойное того, чтобы открывать неологический ряд нового года. В русском, да и в  английском, мне не хватает антонима слову "катастрофа" – "внезапное бедствие, событие с трагическими последствиями". Это слово пришло из греческого и буквально означает "поворот вниз" (kata -  вниз,  strephein -  поворачивать). Антонимом ему могло бы служить слово "анастрофа", "поворот вверх" (греч ana – вверх, вспять).

              анастрОфа внезапный поворот к счастью, неожиданное событие с благими последствиями; антоним слова "катастрофа".

              Соотношение между префиксами  "ана-" и  "ката-" в этих словах такое же, как в известных физических терминах "анод" и "катод" - положительный и отрицательный полюса источника электрического тока. Правда, слово "анастрофа" уже существует, но используется крайне редко, как термин античной риторики, означающий перестановку смежных слов, разновидность инверсии ("море синее" вместо "синее море").  Так что ничто не мешает ввести его в более широкую сферу употребления, как понятие, равнозначное катастрофе, но с положительным знаком.

              Минувший год был во многих отношениях катастрофическим для России. Мировой финансовый кризис, больно по ней ударивший. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС. Смерть многих выдающихся людей, составлявших гордость русской литературы, искусства, философии. Будем надеяться, что наступающий год будет анастрофическим. Иногда считается, что счастье – очень штучный продукт, оно всегда в розницу, а несчастье – оптом. Войны, кризисы, революции, землетрясения, цунами И вроде бы нет такой же внезапной причины всеобщего счастья, кроме как окончание совместных несчастий. А как было бы хорошо: цунами со знаком плюс, затопление счастьем всего побережья! Счастьеизвержение, счастьетрясение... Но – не бывает.

              Или все-таки бывает? Неужели несчастье,  "катастрофа" – это нормальное, рядовое состояние вещей, а анастрофа – только исключение? Но ведь бывают и счастливые  моменты в жизни народа. Вспомним путч августа 1991 г. и внезапное счастье победы над вроде бы всесильным, но уже одряхлевшим режимом, ликование вокруг Белого дома – разве это не была национальная анастрофа? А когда Гагарин первым облетел Землю?  А когда запустили спутник? Да и анастрофы меньшего масштаба постоянно случаются в  народной жизни, не говоря уж о частной. Победа в футбольном или хоккейном матче. Успех на Олимпиаде или на Евровидении. А разве не анастрофа – вторая встреча Левина с Китти, когда он неожиданно узнает, что она любит его? Или встреча Андрея Болконского с Наташей, когда заново возрождается вся его жизнь, казалось бы, испепеленная смертью жены? Нет, у счастья тоже есть свои цунами, приливы, извержения.  Будем верить в невероятное и ждать неожиданного!

              Добавлю, что по-английски катастрофа – это disaster,  очень красивое слово (пришедшее из итальянского), которое означает "прочь от звезд", "беззвездность" (dis – прочь, в сторону, astro - звезда). Лет семь назад я  предложил английскому языку слово "conaster" ("со звездами"), в значении "благополучный исход почти неминуемой катастрофы". Англоязычный Гугл выдает сейчас 22 тысячи страниц с этим словом, на первой – предложенная мною  дефиниция. http://www.urbandictionary.com/define.php?term=conaster

Посмотрим, как дальше сложится судьба этого слова. Может быть, анастрофически.                                                                                                                                                                                   

____________________________________________________________

Сетевой проект "Дар слова" выходит с 17 апреля 2000 г. Каждую неделю подписчикам  высылается несколько новых слов, с определениями  и примерами  употребления. Этих слов нет ни в одном  словаре, а между тем они обозначают существенные явления и понятия, для которых  в общественном сознании еще не нашлось места. "Дар"  проводит также дискуссии о русском языке, обсуждает письма и предложения читателей. "Дар слова" может служить пособием по словотворчеству  и мыслетворчеству, введением в лингвосферу и концептосферу 21-го века.  Все предыдущие выпуски.

Подписывайте на "Дар" ваших друзей по адресу: http://subscribe.ru/catalog/linguistics.lexicon

Клейкие листочки. Философский и филологический дневник М. Эпштейна в Живом Журнале

Клуб СЛОВО на Имхонете: сообщества Словотворчество (новые слова), Слово года, Словопрения (дискуссии о языке)

PreDictionary  -  английскиe неологизы М. Эпштейна.

Ассоциация Искателей Слов и Терминов (АИСТ) - лингвистическое сообщество в Живом Журнале. Открытая площадка для обсуждения новых слов и идей.

Новые публикации  М. Эпштейна (с линками)

Гуманитарная  библиотека (философия, культурология, религиеведение, литературоведение, лингвистика, эссеистика)

___________________________________________________________________

Все книги Михаила Эпштейна можно приобрести по интернету, напр., на Озоне. В Москве они есть в магазинах "Библиоглобус" (м. Лубянка, Мясницкая ул. д.6/3,  тел. 928-35-67, 924-46-80); "Москва" (м. Пушкинская, Тверская, 8, тел. 629-64-83, 797-8717))  "Фаланстер" (м. Пушкинская, Малый Гнездниковский пер., 12/27, стр.3, вход в арку, тел. 629-88-21, 504-47-95).

Их можно заказать в маг.  Книжная лавка при Литературном институте (м. Пушкинская, выход к Б.Бронной, Тверской бульвар, д. 25, вход  только с ул. Большая Бронная, тел. (495) 694-01-98; эл. адрес: vn@ropnet.ru). Местоположение на карте.

Философия возможного. СПб.: Алетейя, 2001, 334 сс.

Проективный философский словарь: Новые термины и понятия. СПб.: Алетейя, 2003, 512 сс.

Отцовство. Метафизический дневник. СПб. Алетейя, 2003, 246 сс.

Знак пробела. О будущем гуманитарных наук. М.: Новое литературное обозрение, 2004, 864 сс.

Все эссе, в 2 тт. т. 1. В России; т. 2. Из Америки.  Екатеринбург: У-Фактория, 2005, 544 сс. +  704 сс.

Новое сектантство. Типы религиозно-философских умонастроений в России 1970 - 1980-х гг. (серия "Радуга мысли").  Самара: Бахрах-М, 2005, 256 сс.

Великая Совь.  Советская мифология. (серия "Радуга мысли"). Самара: Бахрах-М, 2006, 268 сс.

Постмодерн в русской литературе. М., Высшая школа, 2005, 495 сс.

Слово и молчание. Метафизика русской литературы" М.,  "Высшая школа", 2006, 559 сс.

Философия тела. СПб: Алетейя, 2006, 194 сс.

Амероссия. Избранная эссеистика (серия "Параллельные тексты", на русском и английском) М., Серебряные нити, 2007, 504 сс.

Стихи и стихии. Природа в русской поэзии 18 - 20 веков  (серия "Радуга мысли"). Самара, Бахрах-М, 2007, 352 сс.

Энциклопедия юности совместно с Сергеем Юрьененом). Нью-Йорк: Franc Tireur, 2009, 479 сс.